WatBee
- Надо же, как интересно получилось... – говорит Гин, когда Тоширо упирается носом ему в пах. - Ичимару-тайчо, я больше никогда не буду играть с Вами в твистер!!!
Название:Откуда берутся дети.
Автор:???
Жанр:Яой
Пейринг:Шизуо/Изая
Саммари:- Шизу-тян.. Ик!... Я не зна-ал, чт-то ты... Ик! стал отц-цом!

...Позже в тот памятный дождливый четверг Шизуо думал, какого черта он вообще открыл дверь. Было туманное утро, спать хотелось неимоверно, но, увидев в глазок брата, Хеиваджима, зевая, все-таки открыл дверь.
Зря.
Тут же в руки ему сунули сверток с непонятным содержимым (причем судя по теплу и весу - живым содержимым), на пол поставили пакет с продуктами и ещё один с чем-то ещё, подозрительно напоминавшем... Памперсы, кажется, с удивлением отметил Шизуо, затем вымученно улыбнулись, пробормотали что-то вроде "Это на время, я скоро за ним заеду, возможно, это мой сын, но я точно не уверен, а у меня съемки, ну я пошел", причем Шизуо не сообразил вообще что это было, но спросить не дали - дверь захлопнули прямо перед его носом, пожелав удачи и всех благ земных.
Шизуо моргнул, переваривая информацию. Затем моргнул ещё раз.
"Я НИХРЕНА НЕ ПОНЯЛ, ЧТО ТОЛЬКО ЧТО ПРОИЗОШЛО!" - заорал Шизуо, выбегая на лестничную клетку как был - в пижаме и тапочках-зайчиках - но на площадке уже никого не было. Когда Касука хотел, он мог быть очень быстрым, и вся меланхолия вдруг куда-то девалась...
"Черт...", вяло подумал Шизуо, заходя в квартиру и закрывая за собой дверь. Взглянув на содержимое свертка, Хеиваджима подумал, что он, наверное, свихнулся, и сполз по стенке на пол.
Отлично, теперь у него есть - как это там называется? - племянник. От силы несколько месяцев, если не меньше.
- Ну и что мне с тобой делать? - спросил Шизуо у, кажется, мальчика, хотя он пока не разобрал. Ребенок посмотрел на него ясными глазами и Хеиваджима почувствовал, как по руке потекло что-то теплое.
"Твою ж мать!" - выругался Шизуо, вскакивая на ноги (что удалось ему со второго раза из-за тапок, скользивших по паркету, каким-то чудом не уронив ребенка) и ракетой земля-воздух-земля несясь в ванную. О боги, за что это ему!? Он не убивал щенят, не обижал слабых, не калечил бедных... Ээ... Ну ладно, последние два можно опустить... Но все же, за что, за что!? Да, похоже всю истинную глубину любви своего брата к нему Шизуо оценил только теперь, сейчас, в двадцать семь лет, в пижаме и в тапочках с зайчиками и ребенком пока что неизвестного происхождения у него на руках. Жизнь, можно сказать, "налаживалась". Только Изаи для полного счастья не хватало.

Некоторые мысли имеют обыкновение исполняться. Причем не всегда те мысли, которые нам хотелось бы. Наверное, если наверху сидит там кто-то бесконечно мудрый - если предположить сию теорию и принять за факт - то ему должно быть невообразимо весело претворять в реальность подобные мысли. Скажем, подумает человек: "Хочу захватить мир!" - и свербит у него эта мысль, не уходит. А ничего не происходит - ждет год, два, три... А порой в сердцах подумается ему "Хочу реактивный веник с розовой ленточкой!" - и тут бац! - и на следующий день на пороге веник с розовой ленточкой, новенький, только с витрины! И думаешь - куда его деть, уж ведь и пылесос есть, да и двадцать первый век на дворе, и вообще, откуда в Японии реактивные веники!? Да и откуда на свете реактивные веники!? И вот так звонишь по друзьям и знакомым и спрашиваешь - нужен ли кому реактивный веник. С розовой ленточкой. А все тебя за психа считают, жалеют, номерок врача рекомендуют. А ты вот так вот бесишься со злости - даром же готов отдать, ха-ля-ва! - а никто не берет - а кому-то там, наверное, наверху, смешно от этого.

Вот так вот и теперь - не хотел даже Шизуо такого, и в страшном сне представить не мог, что Изая в такое время может заявиться к нему прямо домой. Прямо в его небольшую захламленную квартиру, пропахшую молоком и сигаретами. И мысль всего лишь была - и то не прямая, а саркастичная, и мельком - а ведь заявился, паршивец. Через окно залез, видимо, паркурщик хренов.
- Шизу-тя-я-ян, а что у тебя в руках? - манерно тяня гласные, спросил информатор, развалившись на его небольшом диванчике. Шизуо - переодевшись, с кое-как выкупанным ребенком - стоял в дверном проеме и на лице его выражался настолько глубокий шок и такая большая гамма эмоций, что Изая, как вампир, сыто заурчал, напитываясь такой реакцией Хеиваджимы как губка.
- Ты что тут забыл, блоха? - подавив в себе животный рык злобы, с ненавистью выдохнул Шизуо. Сейчас он разрывался между двух версий - положить ребенка и наброситься на Изаю, или положить ребенка и кинуть в Изаю журнальным столиком. Пока что выигрывала версия первая, ибо столик был далековато.
Положив ребенка на широкую поверхность комода и закатав рукава, Шизуо уже набрал в грудь побольше воздуха для привычного "И-И-И-И-ЗА-А-А-Я-Я-Я-Я!", но тут малыш, лежащий на комоде, заплакал - и Шизуо инстинктивно повернулся, схватил ребенка и принялся укачивать его, бормоча что-то в меру успокаивающее. По-крайней мере, он так думал.

Так сильно и долго Изая Орихара никогда ещё не смеялся.

Если бы сторонний человек, некогда имевший с Изаей, попал сейчас бы в квартиру, он не поверил бы своим глазам - информатор, литературно выражаясь, ржал как ненормальный, валяясь на диване и держась за живот. На его глазах от смеха наворачивались слезы, но он не замечал их - лишь продолжал смеяться, изредка вытирая влагу с ресниц кулаком. И так, наверное, прошло минут пять или десять - ребенок успел успокоиться и во все глаза смотрел на Изаю, Шизуо мрачным взглядом, не сулящим ничего хорошего, тоже смотрел на Изаю, держа малыша на руках и автоатически покачивая в такт дыханию - да даже зайцы на тапочках Шизуо смотрели на Изаю!

Наконец, отсмеявшись, информатор сполз с дивана и осмелился взглянуть на Шизуо - чтобы снова упасть на ковер и вновь залиться истерическим смехом ещё минут на пять. Картинка прямо-таки эпичная, сказать нечего - Изая Орихара, валяющийся на полу в квартире своего врага и хохочущий так громко, что не было слышно даже ударов шваброй о стенку от соседей.

Наконец, успокоившись, и уже икая от смеха, информатор шатко встал на ноги и проковылял к Шизуо, с умилением (издевательским, как показалось Хеиваджиме) смотря на ребенка в его руках.
- Шизу-тян.. Ик!... Я не зна-ал, чт-то ты... Ик! стал отц-цом!
Честно говоря, из-за икоты послышалось будто вместо "отцом" он сказал "овцом", но в конце-концов Изая и вправду мог сказать "овцом"... Это же Изая, так что Шизуо уточнять не стал, а просто, покрепче ухватив ребенка левой рукой, двинул информатору правой мощным апперкотом в челюсть.
Информатор, судя по воплю, прикусил язык - договорился, удовлетворенно отметил Шизуо. Схватившись за челюсть и с хрустом вправив её а место - легкий вывих, небрежно бросил информатор, - Орихара сложил руки на груди и с любопытством, наклоняясь чуть поближе к малышу, спросил:
- Шизу-тян, а если серьёзно, откуда это у тебя? Не думал, что ты пе...
- Скажешь это слово и я врежу так что челюсти у тебя вообще не будет. - предупредил бартендер.
- Тогда ты украл его из детдома? Тебе его подкинули? Твоя тайная любовница забеременела и сбежала в Россию, бросив малыша на тебя?
- Отключи себе кабельное телевидение и перестань смотреть Беверли Хиллс девяносто-двести десять, придурок…
- Тогда может быть это ребенок, в котором сидит демон и который должен будет стать предводителем...
- ...И прекрати читать Шонен Джамп в свои 27.
- Мне 21! - обиделся Изая совсем как-то по-женски. Шизуо захотелось ударить его снова - чтобы не позорил собою гордую мужскую братию.
- Ага... А я Арнольд Шварцнеггер, - пробормотал Шизуо, отодвигая Изаю бедром и проходя на кухню. Ребенок беспокойно завозился у него на руках, из чего Шизуо предположил, что малыш хочет есть. Сил убивать Изаю уже не было.
- Эй, ты куда? - растерялся информатор. Он явно надеялся на страсти в песочнице в виде летающих бытовых предметов ближнего и дальнего боя, но его надежды не оправдались - Шизуо достал из одного из принесенных пакетов детское питание и уже пытался открыть его ножом, положив ребенка рядом на стол за неимением другого пригодного места.

- Погоди, Шизу-чан, ты что делаешь? - удивленно спросил информатор, наблюдая за попытками Шизуо открыть упрямую банку.
- А не видно? И вообще, свалил бы ты отсюда, блоха. - прорычал Шизуо, думая уже со всей дури кинуть банку об пол.
- Стой-стой-стой-стой! Ты же так всё испортишь! - завопил Изая, выхватывая банку из рук Хеиваджимы. - Ты что, сырым его кормить собрался!?
С этими словами информатор скинул куртку, повесил её на стул и деловито подошел к кухонному шкафчику, пытаясь достать небольшую кастрюлю. Что у него, впрочем, не получилось - даже встав на цыпочки, Изая не мог дотянуться до полки, как бы он не пыхтел и не старался.
- Ты и впрямь мелкий, как блоха. - ухмыльнулся Шизуо, подходя сзади к Изае и с легкостью доставая кастрюльку. На мгновение ему пришлось прижаться к Орихаре, и Шизуо убеждал себя, что этот ублюдок не теплый и не мягкий, нет-нет, это просто ему так кажется, это все его воспаленное воображение. Да, именно так.
Шизуо был не в курсе, но, на мгновение, Изая почувствовал себя хрупкой маленькой женщиной. Чувство было неприятным и странным, и Изая компенсировал его быстрым поворотом в сторону Шизуо и широкой ухмылкой, которой позавидовала бы любая акула.
- Чего ухмыляешься? Говори что дальше. - Проворчал Шизуо, с досадой ставя кастрюлю на плиту.
- А если не ска-а-ажу-у? - нараспев спросил Изая, на что Хеиваджима просто молча вновь попытался открыть банку. На этот раз зубами.
Изая страдальчески вздохнул.
- Варвар. - Вырвав из рук погрызенную банку, Изая поставил её на стол, налил в посудину на плите воду, после чего поставил банку в кастрюлю и включил небольшой огонь. - А теперь ждем пять минут, после чего открываем, пробуем, и даем ребенку по маленькой ложечке. Совсем чуть-чуть. Остальное на завтра. Кстати, сколько ему лет?
- Не знаю... - растерялся Шизуо. - Когда Касука дал мне его, он ничего не сказал.
- Хм.. - придирчиво оглядев ребенка, Изая вынес вердикт, - ну на вид ему месяцев шесть, я думаю. Питание уже можно, но, желательно, немного. Ещё попозже вскипятишь молоко. А я сейчас приду, принесу кое-что нужное.
С этими словами Изая исчез, оставив куртку на стуле, а Шизуо остался наедине с ребенком, питанием и мыслями о том, что он, наверное, и вправду сошел с ума и... Так, сколько Изая сказал надо ждать?..

- Значит так, - поправив третьим пальцем очки в тонкой оправе, Изая заглянул в книгу, озаглавленную "уход за ребенком - с рождения до четырех лет", - Здесь сказано, что после еды его нужно слегка постучать по спинке - чтобы он срыгнул воздух, потому что у него ещё не наладились все процессы, которые уже есть у... Эй, поаккуратнее, не сломай ему хребет!
Шизуо легонько постучал ребенка по спине - что у него получилось, хотя он очень нервничал под пристальным взглядом информатора - малыш, к счастью, срыгнул, как и было описано в книге, и Хеиваджима облегченно вздохнул. Получилось. И вроде даже как надо.
Правда того, что следом за этим последует вся та еда, что он съел раньше, Шизуо не учел.
- Значит, не довели до нужной кондиции питание, - строго сказал Изая, беря ребенка на руки, - вот ему и плохо! Ты пока переоденься, Шизу-чан, а я пойду выкупаю его.
- Но я уже...
- И что что уже купал! Ты небось даже воду локтем не попробовал прежде чем опустить ребенка в воду, да ещё она ему в ушки и в ротик попала! И после этого ты думаешь, почему всё съеденное Александром оказывается у тебя на костюме!
Шизуо стыдливо потупил глаза, чего не ожидал сам от себя, но тут же вскинул голову в удивлении.
- Ээ!? Александром!?
- Александр - замечательное интернациональное имя, означающее в переводе "победитель"! Неужели тебе не нравится?
- Да я не об этом, просто... Как бы... Ну...
- Выражайся яснее, Шизу-чан! Я конечно понимаю, что в развитии ты ближе всего к неандертальцам, но все-таки подумай точно и четко, прежде чем хочешь что-то сказать!
Шизуо решил не спорить с информатором - себе дороже.

Изая, поющий колыбельную ребенку - это странно. Изая, имеющий при этом на лице почти - почти! - доброе и искреннее выражение странен вдвойне.
Шизуо решил все-таки как-нибудь не полениться и спросить у Намие, какими грибами она кормит Орихару. Правда, когда Орихара кинул в него ножом, пока Шизуо наблюдал за ним - и попал бы в голову, не успей Шизуо увернуться - бартендер подумал, что ещё не все потеряно.

Касука не появился ни через месяц, ни через два. В принципе, с помощью Изаи Шизуо справлялся с ребенком и даже привык к нему - в девять месяцев ребенок уже ходил и этот факт приводил Изаю каждый раз в такую эйфорию, что он скакал по комнате и говорил, как он любит людей. После чего садился на ковер, одевал очки и читал ребенку Басё. И это ещё когда Шизуо был дома - часто Орихара заставлял Шизуо садиться всем вместе и смотреть кролика Чаппи. Насколько же нехарактерно вёл себя Изая в его отсутствие (и как он мог вообще позволить этому ублюдку находиться в квартире пока его не было!?) Шизуо даже представить боялся.

Драк между ними почти уже не было - если только считать за драки перепалки по поводу того,чем кормить Александра, кто пойдет в магазин за очередной погремушкой, и что купить лучше - машинки или солдатики. Икебукуровцы удивлялись, но вскоре привыкли - этот город привыкал ко всему на свете. И кстати контролировал себя Шизуо теперь намного лучше. Хотя иногда любил кинуть в Изаю холодильником или тостером - но в итоге дошел до столовых приборов, после чего лишь изредка кидал сочинениями Мураками, если таковые попадались под руку. Дальше обычно дело уже не заходило. Да и нож свой Изая теперь если и использовал, то только сугубо для открытия консервных банок.

- Ма-ма. - выговорил ребенок в год, глядя на Изаю.
- Смотри-ка, он назвал тебя мамой. - ухмыляясь, заметил Шизуо.
- Па-а-а... Апчхи! - Малыш не договорил, чихнул, и все сопли оказались на Шизуо.
- Отлично... - пробормотал Шизуо, снимая заляпанные очки и отряхивая с жилета вязкую субстанцию. - Какой это по счету уже костюм?..
- Смотри-ка, он назвал тебя папой. - передразнил его Изая. - И раз уж на то пошло, дорогой, может перейдешь на футболку и джинсы?..
"..."
- Фуу, убери от меня руки! Они все в соплях!
- Я знаю! Иди-ка сюда, Изая-кун, я тебя обниму, "мамочка"!
- Ааааа, уйди, уйди, уйди!
Шизуо не знал, что Изая может перепрыгивать через столы с такой легкостью, и с такой же легкостью падать и врезаться в кухонный шкаф.
- Уй...
- Меньше вредничать будешь.
- Но у меня теперь будет на лбу шишка! А это неэстетично для человека моей профессии!
- Звучит будто ты проституткой работаешь...
- Я информатор к твоему сведению!
- А есть разница?
Шизуо еле успел поймать вилку, которая едва не вонзилась ему промеж глаз.
- В ванную! - скомандовал Изая. - Живо! Или я тебя не трогаю!
- Мне же лучше! Нужно мне чтобы меня ещё всякие блохи трогали...
- Ты ещё со мной спорить будешь!?
- Да, мэм, уже иду...
После Шизуо долго вспоминал, что даже брошенные меткой рукой информатора деревянные лопатки для переворачивания мяса могут очень больно ударить по затылку. И самолюбию.

Когда Касука ещё через месяц всё-таки появился на пороге его дома, Шизуо закрыл дверь прямо перед его носом.
- Прости, брат, но Александра я тебе уже не отдам. Принес, ни слова не сказал, бросил его на меня - я сам воспитал его, сам растил - и чтобы ты теперь его забрал!? Ну уж нет. С какой стати?
- Но это не мой ребенок! Экспертиза показала...
- Да плевать я хотел на твою экспертизу. - доброжелательно пожелали из-за двери. - Мне все равно сын он тебе по крови или нет. Как ты ко мне, так и я к тебе, Касука. Так что шёл бы ты отсюда.
- Шизу-тян, - послышался из глубины квартиры явно мужской голос, который услышал даже актер на лестничной клетке, - Ты опять не на ту цифру плиту включил! Я тебе сколько раз показывал – на четверку включай, а ты что!? Как всегда все у тебя через пень-колоду...
- Сейчас приду и исправлю, не нуди... - крикнул Шизуо и удалился вглубь квартиры, а Касука некоторое время постоял на лестничной клетке с открытым ртом и ушел, решив, что брат совершенно сошел с ума.

- Кто это там был?
- Да так, служба очистки и уборки. Задолбали уже ходить.
Изая хитро улыбнулся, но промолчал. У Хеиваджимы возникло стойкое впечатление, что информатор отлично знает, кто это был и зачем он приходил.
- Шизу-тян, а что мы ему скажем когда он спросит как он появился на свет?
- Стандартно, блоха - из капусты, или аист принес...
- Ску-у-учно! Легче сказать что он плод нашей любви!
Шизуо замер.
- Че-его? Изая, мы оба парни, очнись!
Изая нацепил фартук и помешал кашу, убирая отросшие волосы под косынку.
- Да знаю я. Но кому это когда-либо мешало?
- Да я терпеть тебя ненавижу!
- Оно и видно! - махнул ложкой Изая. - Прямо вот сейчас холодильником в меня бросишь! - а потом серьезно добавил, - А я ведь и правда люблю тебя, Шизу-чан. Сам не понял, как влюбился, но вот влюбился.
Краснеющий Шизуо - зрелище странное. И редкое. И Изае очень захотелось вдруг взять фотоаппарат и запечатлеть его - но тут его прижали к краю стола и поцеловали. Причем весьма страстно и так, будто уже давно хотели это сделать.
- Ммм Шизу-ча... Мммм... Каша убежи...
- Сваришь новую. - на секунду оторвавшись от информатора, пробормотал Шизуо.
- Нет, интересное кино, варю я а ты... Мммм... Хва...
- Сам напросился!
- Почему это... Нет, Шизу-чан, ты что, с дуба рухнул!? Не бери меня на руки, ку... Куда понес, у меня же правда каша убежит и... Ай, нет, я в спальне окно открыл, там проветривается!
- Да когда ж ты уже заткнешься!?
- Заставь меня! - огрызнулся Изая, всё ещё пытаясь вырваться, хотя прекрасно понимая, что сии попытки бесполезны.
- Ты сам попросил. - пожал плечами Шизуо, ухмыляясь, и Изая обреченно понял, что каше точно конец. А Шинра, гуляющий сейчас с Александром, будет как минимум полчаса стоять под дверью, пока не догадается что ключ под ковриком. А когда догадается...
Но это уже совсем другая история о том, как Шинра будет объяснять полуторагодовалому ребенку, почему в спальню сейчас лучше не заходить. И лучше всего не заходить ещё в ближайшие полчаса. На всякий случай.

@темы: Яой, Шизая, Дрдрдр!!